Конкурсы

Сказка о Сургуте


Возраст:  50
Муниципальное образование:  Сургут
Текст работы:  Читать далее

Югорская природа


Муниципальное образование:  Югорск
Текст работы:  1. Река Эсс недалеко от Югорска, осень 2017.

2. Рассвет на болоте недалеко от Югорска, лето 2018. 

3. Река Эсс недалеко от Югорска, сентябрь 2013. 

4. Река Эсс. Территория музея «Суеват Пауль». 2017.

5. Территория музея «Суеват Пауль». 2017. Читать далее

Рисунок (Татьяна)


Возраст:  5
Муниципальное образование:  Покачи Читать далее

Рисунок (Егор)


Возраст:  10
Муниципальное образование:  Излучинск (Нижневартовский район) Читать далее

Маленький оленевод


Возраст:  15
Муниципальное образование:  Белоярский Читать далее

Вехи Югры


Возраст:  62
Муниципальное образование:  Ханты-Мансийск
Текст работы:  Суть идеи - сделать 9 мультфильмов о девяти вехах в истории Югры, используя различные техники (рисованные работы, пластилин, картон, лего и др.) мультипликации и реальную историческую подоплеку. Стиль подачи - легкий с юмором и иронией, рассказ о событиях языком детства.
Тематики сериала:
1. Югра древняя (рассказ о месте Югры на карте древности, особенности ландшафта, флоры и фауны)
2. Барсова гора (исторический и археологический памятник от деревности до наших дней)
3. Новгородцы (первые контакты с коренными жителями, конфликты и договоренности)
4. Жемчужины древней Югры (Эмдер, Соровские озера, Березово и другие археологические и исторические жемчужины региона)
5. Аборигены (финны, угры, остяки, вогулы, селькупы и другие жители Югры в историческом и культурном разрезе)
6. Православие в Югре (исторический экскурс в события, связанные с крещением в Югре)
7. На защите отечества. Войны (от столкновений с новгородцами до второй мировой войны)
8. Исторические встречи (визиты на территорию Югры различных персон светской и духовной жизни от древности до наших дней (Николай II, Филорет и т.д.)
9. Индустриальный прорыв (история о промышленном преображении региона в контексте истории второй половины 20-го века и до наших дней.)
Все работы должны быть сделаны в единой, узнаваемой стилистике со схожей визуализацией и ясной концепцией. Возможно продолжить работу и сделать продолжение цикла, рассказав множество интересных историй о культуре, событиях и людях Югры. К работе необходимо опираться на академическую историю Югры и новую редакцию учебника по истории региона и разработанных методических материалов, чтобы данная работа могла содействовать популяризации истории региона в образовательных учреждениях и СМИ. Читать далее

Рассказ "Северяне"


Возраст:  31
Муниципальное образование:  Ханты-Мансийск
Текст работы:  Я с детства училась понимать, что все люди – разные, и что «плохо» и «хорошо» каждый толкует по-своему. Что для одного жадность, для другого – запасливость. Один скажет: «нервный», другой не согласится: «темпераментный». Кто-то оценит: «чистая душа», а кто махнёт рукой: «А, простодырый!».

Когда я ещё пешком под стол ходила, моя семья переехала из сибирского села в южный городок. Бабушка-то с дедушкой ещё задолго до того задумывали провести преклонные годы в тёплом климате, а мама сорвалась в последний момент. Так мы и перебрались впятером в незнакомые края: дедушка, бабушка, мама, старшая сестра Иринка и я.

Наш дом, панельная новостройка, в городе оказался последним. За дорогой, вдоль улицы, тянулось бескрайнее пшеничное поле. Правда, позже у поля нашёлся край, за ним оказалась ещё дорога, а за ней луга, куда мы ходили за земляникой, а дедушка – ещё и за коровяком для дачи. Ещё дальше, за лугами, если прищуриться, в солнечный день можно было разглядеть светлые крыши деревни, в которой мы никогда не бывали. Под нашими окнами, дальше по улице, строился типовой советский детсад в два этажа. За ним стояла половинка дома из серого силикатного кирпича, на которой, как муравьи в касках, копошились строители, а чуть дальше, где дорога делала поворот, только-только заложили фундамент ещё одного дома. Оттого на всех моих детских рисунках рядом с домиками красовались строительные башенные краны.

Надо сказать, тот второй дом так и бросили: двадцать лет, он стоял на обочине, пугая пустыми глазницами. А может быть, и не надо говорить... В том счастливом 1989 году казалось, что впереди всё только хорошее.

Рядом с нашим новым домом стояла другая такая же пятиэтажка, построенная чуть раньше. Хотя как сказать… Такая же, да не такая. На боковой её стене, обращённой к центру улицы, там, где не было окон, цветными плитками были выложены гигантские буквы «МЖК», что означало «Молодёжный жилищный кооператив», а рядом с буквами – подъёмный кран. Наш дом был не кооперативный и не молодёжный, поэтому на его стенах такая же цветная плитка была уложена ровными рядами, без излишеств. И от этого было немного обидно и даже завидно. Вот бы этот дом был наш. Или пусть бы и на нашем доме тоже что-нибудь выложили. А ещё к соседней пятиэтажке был пристроен магазин. Взрослые называли его «Эм-же-ковский» за принадлежность к кооперативу, а мы, дети – «мужиковский» или просто «наш». Оба дома смотрели друг на друга, и двор был общий.

В «эмжековский» дом, как и положено, въехали молодые семьи с детьми, давние жители городка, а в наш – все в вперемешку: одинокие и семейные, молодые и пожилые, городские и деревенские. Местных густо разбавили приезжими из Сибири. Думал ли тот кабинетный деятель, который распределял квартиры, сколько волнений и недоумений, тревог и разочарований порождает он, бездумно ставя галочки напротив фамилий: Колесниченко, Осокин, Решетило, Русанов, Ханин, Шевелёв, Шумахер? Какую гремучую смесь характеров, взглядов, жизней замешал невольный вершитель судеб в этой новенькой панельке, где сквозь тонкие стены слышались чужие разговоры, ругань, песни, плачь и даже уханье совы на чердаке.

В первые же дни все приезжие из-за Югры перезнакомились, узнали, кто откуда, поискали в памяти общих знакомых, не нашли, но и не расстроились. Заглянули друг к другу в гости, смеясь и перешучиваясь, заметили, что можно было и не ходить, всё равно квартиры одинаковые – кухни пополам бело-зелёные, комнаты – в одинаковых охристо-болотных обоях. И наконец, сами себе придумали название – «северяне». Местные смотрели на северян с недоверием, чуть исподлобья. Не такие они. В чём эта «нетаковость», сразу и не скажешь, а в глаза так и лезет. Северянина от местного за версту отличишь: идёт, головой вертит, всему улыбается, на всё – ох да ах. Простая абрикосина во дворе растёт - а он уж рот разинул «красота-а», на базаре всё подряд хватает, спелое, зелёное – не разбирает, и опять всему рад радёшенек. Не торгуется. Ясное дело, при деньгах. В подъезде встретишь – ту же песню заводит, всё ему хорошо да дивно.

А нам и впрямь всё было на диво. Кто-то приехал из дальней деревеньки, в которую добраться можно лишь по воде или по воздуху, кто из города, а полжизни прожил в балке – железном вагончике, кое-как обустроенном на домашний лад. Жизнь не избаловала. Да и те, кто из квартир, радовались теплу и солнышку, свежим фруктам и возможности гулять в лёгких рубашках, не отмахиваясь от назойливых комаров и мошек.

- Надёжа! Тут – благодать! - восхищался дедушка по телефону. – Все дороги под чистую - в асфальте, резиновые сапоги хоть выбрасывай – не жалко. Кран откроешь – вода, какая хочешь: горячая, холодная. Туалет тёплый, газ подведён, батареи, обои наклеены, всё побелено - заходи и живи.

Местные наших восторгов не разделяли. Придирчиво осматривали комнаты: где-то плитка с трещиной, где обои от стены отстали, где кран капает, и почему у соседей стекло в двери матовое, с узором, а у них – простое. Украли? Ругались с рабочими, хитрили, уговаривали, сулили деньги или чекушку, торговались и всё-таки добивались замены на лучшее, новое, не хуже соседского.

«На новом месте приснись, жених, невесте», - шутила бабушка, глядя, как мы с Иринкой, довольные, болтаем ногами на матрасе, расстеленном на полу – контейнер нас ещё не догнал. Да и вещей в нём было немного: только самая нужная мебель да домашняя утварь на первое время. Уезжая из деревни, бабушка с дедушкой почти все вещи раздарили родне. Разошлись по деревне вёдра, кадушки, разные грабли-лопаты, дедушкины рыболовные снасти, посуда. Это было принято, так же как отдавать молодым родителям из числа знакомых одежду, из которой выросли дети. Вещи не хранили, да и не очень-то дорожили ими. Знали, родится малыш – родные и друзья принесут целый ворох хорошо простиранных, добротных пелёнок-распашонок. Правда, в спешке переезда оставлена была и коробка старинных ёлочных игрушек, дорогих сердцу, о которых мама ещё долго сожалела.

Северяне в первые дни с азартом бегали по магазинам, показывая друг другу самые удачные покупки. Мы отхватили серо-голубой шерстяной ковёр и белые с зелёным табуретки. В подъезде под лестницей поселились велосипеды и детские коляски, в отверстиях одинаковых почтовых ящиков стали белеть свежие газеты. Всё было новенькое, чистое, блестящее, пахнущее краской и новостями.

Местные свозили в квартиры мешки, тючки, свёртки, набитые домашним скарбом, часть которого тут же складировалась на балкон на вечное хранение. Вещи свои они берегли, ревниво поглядывая: как бы кто ни стибрил. Здесь же хлопали пыльные ковры, привезённые из прежнего жилья, просушивали на солнце подушки. В соседнем дворе, прямо у детской площадки ощипывали кур, которых, покидая ближнее село, не успели продать.

- Чи дюже бог’ато живёте? Шо не замыкаетесь? – пробормотала соседка Нина Семёновна, из местных, просунув седую голову в просвет нашей двери, которая по сибирской привычке была не плотно прикрыта. Любопытно обвела глазами обстановку и деловито притворила дверь.

- Здравствуйте, – крикнул ей вслед дедушка, но странной гостьи уже и след простыл.

- Чё сказала? Половину не поняла, – удивилась бабушка.

- Богато мы живём, говорит, да где же богато – обыкновенно, – пожал плечами дедушка. – Хоть бы уж поздоровалась
.
- «Чи» - это по-здешнему «наверно», – вспомнила мама.

- А «дюже»?

- Не знаю. Наверное, от слова «дюжина»…

На следующий день пришёл наш контейнер. Весело было сидеть на диване у подъезда и болтать ногами, пока взрослые суетились вокруг, заглядывая в тюки и коробки.
- Ребятки, – наклонился дедушка к двум мужичкам, маявшимся от безделья на ближайшей скамейке, – помогите диван на четвёртый этаж затащить.
- За скока? – пробурчал исподлобья тот, что постарше, с пшеничными усами.
- Чё? – не понял дедушка.
- Поторгуемся? Не даром же горбатиться, – весело пояснил молодой, сияя ожиданием скорой прибыли.
- Да вы чё! – оторопел дедушка. Бабушка, ловко приклонив к дереву свиток ковровой дорожки, вмиг метнулась к нему, готовая остановить бурю. Уж она-то знала, что за простоватыми дедушкиными манерами скрывается взрывной нрав. Но дедушка лишь махнул рукой и пошёл к дому.
- Алёша, ты не переживай, у здешних, у них всё так – без копейки не пошевелятся, – утешала его широкую спину бабушка, не поспевая за дедушкиными шагами, – Давай к Семёну сходим, он сам даича говорил: если нужно что, поможет.
- Не, ну и наглёшь, – пробурчал усатый мужик, когда дедушка скрылся в подъезде. – Я ему хто такой – за дарма работать.
- Мы ему не нанимались, – поддакнул второй.

Вечером приехавший в контейнере стол накрыли белой скатертью, а сверху, бережливо, - прозрачной клеёнкой и уставили новыми тарелками. Помощников, по обычаю, следовало вкусно угостить, да и рюмочку предложить - как без этого. Северяне сидели на новом диване: женщины – на подушках, диван был низковат, а мужчины – так. Нахваливали бабушкин рыбный пирог, смеялись, шутили.
- Приезжие, всё гуляют, всё песни поют, – с осуждением рассказывала утром Нина Семёновна соседке снизу, косясь на нас, играющих на площадке, – А чё гуляют? Будто праздник какой?
- Дрались?
- Не, от них не дождёшься. Скучный народ.
- Ой, не говори, Семёновна. Всё втихаря, всё втихаря. На улице – и то шепчутся. Шо скрывают от людей-то?

Местным казалось странной наша манера разговаривать вполголоса. А мы с удивлением смотрели на двух соседок, которые, стоя в разных концах автобуса, громко переговаривались о таких делах, которые, нам казалось, и вовсе не для постороннего уха.

- Пятровна, шо муж-то твой злой, как собака?
- Ой, не говори... У самой сил нет… Геморрой его замучил. И мы света белого не видим.
- Да ты шо? А ты его тёртым луком лечила?
- И луком мазала, и картохой сырой натирала и хреном тёртым мазала. Только продукт перевела…

Старшие давились смехом, а тётка невозмутимо продолжала увлекательную беседу. Бабушка кусала щёки, стараясь удержать серьёзное выражение лица, а я, не зная по малолетству упомянутого медицинского термина, вопросительно дергала её за рукав.
- Ох ты, ох ты, кака гарна дивчина! И платье-то у неё красное, и сандалики, - громко, видно стараясь угодить, похвалила меня Нина Семёновна, встретив нас с бабушкой на остановке. - На ка тебе цукерку.

Я тыкалась лицом в бабушкин подол и конфету не брала. Бабушка строго посмотрела на соседку: «Спасибо, не нужно, Алёнушка недавно покушала», - и поспешно повела меня домой. Нина Семёновна смотрела нам вслед с горькой обидой.
- Нет, ну надо же, кто ж так делает? – сокрушалась бабушка дома, – На всю улицу-то зачем кричать? Ну ей-богу сглазит. Я хоть булавочку-то тебе приколоть не забыла? – добавила она, поспешно отвернув мой воротничок. – Слава богу, на месте. И хоть бы сказала путём – «хорошая девочка», а то не поймёшь, то ли похвалила, то ли обругала. Глаз у неё нехороший, сразу видать.

Громкая, нарочитая похвала казалась почти проклятием бабушке, привыкшей, что слова одобрения должны звучать скромно и негромко, да ещё с оговоркой, да с постукиванием по дереву, да и то, если есть повод. А красота и здоровье – природой даны. За что тут хвалить? Но всё бы забылось, да только на следующее утро я заболела – кашляла и швыркала носом. И никакие логичные доводы, что виной всему внезапно испортившаяся погода и съеденный не вовремя стаканчик мороженого, не разубедил бы бабушку в том, что Нина Семёновна – колдовка. А соседка здоровалась с нами сквозь зубы и глядела недобро, всем своим видом лишь усугубляя впечатление. Да тут ещё одно событие приключилось.

Ещё на первом собрании жильцов кто-то предложил поделить участок земли между домом и детским садом на участки. Кто захочет – может устроить там небольшой огород. Так делали жильцы некоторых соседних домов: с фасада всё честь по чести, по-городскому – лавочки, клумбы, а позади дома – лучок, морковочка, а у кого – и помидорки. Деревенские жители, истосковавшиеся по «своей зеленушке», дружно поддержали идею. Председатель домоуправления, невысокая юркая женщина, тут же принялась записывать желающих в тетрадку.

В ближайшую субботу землю поделили на участки, воткнули колышки, и каждый свой колышек отметил: кто ручкой нацарапал фамилию, а кто просто привязал яркую ленту, а то и какой-нибудь цветной носок. Нам достался надел в аккурат под нашим балконом. Нине Семёновне – соседний, неудобный, с канализационным люком посредине. Она попробовала возмущаться, шуметь, жаловалась, что она одинокая, и участок ей не для баловства, а для пропитания. «Кое-кто дачи покупает, и здесь ещё землю хапает», - говорила она, косясь на нас. Требовала поменяться, да только никто на это не согласился.

В этот же год дедушка посадил в центре участка вишню, а ближе к краю – прикопал плод каштана. Очень ему понравились эти раскидистые, пышно цветущие деревья с большими затейливыми листьями. В северных широтах такой роскоши не встретишь. Мы с сестрой размечтались – вырастет каштан до самого нашего балкона. Выглянешь майским утром в окно, а там цветы – только руку протяни.

Следующей весной все соседи взялись перекапывать свои огородики. И то ли сверху так казалось, то ли и вправду так было – не разберёшь, только одни наделы стали чуточку шире, а другие – сузились. Наш участок тоже будто похудел. Бабушка критически осмотрела его с балкона и махнула рукой:

- От нас не убудет.
Обман вскрылся во всей красе, когда на краю участка Нины Семёновны вырос… наш каштан. Тонкий, но смелый росток всё увереннее расправлял свои зелёные плечики у самой борозды. Всё ярче красовался своими особенными семилистными розетками. Сразу видно: не клён, не берёзка, а раскидистое южное дерево. Как же так он мог передвинуться на целый шаг, перепрыгнуть на чужую грядку? Однажды бабушка не выдержала:
- Нина Семёновна, а ведь каштан-то этот мы на своей грядке сажали. Как же он у вас оказался? - осторожно начала она, думая пристыдить соседку колким замечанием. Но та будто давно готовилась дать отпор.
- Как это вы сажали? Что-то я не видела! Мало ли каштанов в землю падает. Он у меня сам вырос.
- А вы когда грядку перекапывали, колышек не сдвинули? – намекала бабушка.
- Ничего я не сдвигала. Я свой участок знаю, а чужого мне не надо! – вспылила Нина Семёновна и, демонстративно отвернувшись от бабушки, стала с остервенением выдёргивать лук.
Бабушка промолчала. Не больно-то нужна был ей этот кусочек земли. Обидно было лишь, что соседка в лицо, не стыдясь, говорила ей неправду. Больше она этот разговор не заводила.
А через неделю после сбора урожая дедушка тихо подозвал её к окну, смеясь в кулак:
- Смотри, смотри, что делает…
Нина Семёновна в вечерних сумерках подкапывала лишнюю пядь к своему участку и, смешно суча худыми ногами, поспешно натаптывала новую борозду.
- Да пусть копает, раз ей так надо, - примирилась бабушка, ласково приклонившись к дедушке.

Но однажды утром бабушка выглянула в окно и ахнула – соседка обрубила у нашего каштана все ветки. Местные, выросшие в степном краю, недолюбливали деревья. Если сажали, то только плодовые, да и то подальше от дома – верили, что они притягивают молнии. А простые берёзки, рябинки и вовсе считались бесполезными. Но если уж дерево вдруг само вырастало из семечки, его нещадно обрубали. И стоял такой полутораметровый пенёк, покрытый тоненькой порослью, как птица с обрезанными крыльями. И летом-то он не располагал к веселью, а уж когда опадали листья, на этого древесного инвалида и вовсе больно было смотреть.
Жалко до слёз было наш каштан. Никогда он уже не вырастет и не коснётся веточками балкона. На грустный вопрос бабушки Нина Семёновна ответила деловито, упершись мозолистыми руками в цветастые бока:

- А шо? Он мне весь огород затемнит. Ничего расти не будет. Мне и так ваша вишня полгрядки закрыла.

И как ей было объяснить, что раскидистые ветки каштана под окнами – это мечта. Всему у неё была своя цена. И урожаю с грядки – в первую очередь. Выращенные овощи Нина Семёновна продавала здесь же, во дворе дома, возле нашего магазина. Мы у неё ничего не покупали. На своём огороде росло всё, что нужно, а если чего и не было, шли на рынок. У Нины Семёновны глаза не добрые, кто её знает, что она над своим чесноком нашепчет?

Бойчее всего у Нины Семёновны шла торговля семечками. Подсолнухи она собирала на ближайшем поле, шелушила и жарила на сковородке. По правде говоря, воровала, но в её понимании поле было государственное, а значит, семечки - общие. Почему при этом другие должны за них платить – об этом старушка не задумывалась. В бессменной белой панаме и цветастом платье она, как на работу, приходила на свой боевой пост каждый день с выцветшим раскладным стульчиком. И, разложив на газетке своё, разложенное в замусоленные кульки добро, сидела до заката.

Но однажды жарким летним днём во двор влетела скорая. Мы её не видели – наши окна выходили на другую сторону, только слышали громкую сирену. А вечером узнали, что забрали Нину Семёновну. В самый зной, когда все попрятались по домам и закрыли шторы, спасаясь от палящих лучей, Нина Семёновна продолжала сидеть на своём месте у магазина, ожидая покупателей. Случайный прохожий увидел её распростёртой на разогретом асфальте и вызвал ноль-три. Больше мы её не видели. То ли дальние родственники похоронили её так поспешно, что никто и не видел, то ли она обрела покой на каком-нибудь деревенском кладбище, а может быть, и родных у неё е было, и её предали земле за казённый счёт. Только и осталось после её смерти – пустая квартира да разговоры. Местные жалели: вот это была настоящая торговая жилка, северяне недоумевали: как можно было ради денег себя свести в могилу? Огород Нины Семёновны тут же захватила соседка снизу, заявив во всеуслышание, что была её близкой подругой, хотя все и знали, что между ними была вражда. Но спорить никто не стал.

С тех пор прошли годы, многие северяне, не прижившись, уехали на родину. Мы пообвыклись, стали говорить громче, порой к собственному удивлению срываясь на местное «г’э», перестали удивляться. Да только местными не стали. Северянина, его же за версту видно, не такой он, а в чём эта «нетаковость» – сразу и не скажешь. Читать далее

Любите Югру


Возраст:  71
Муниципальное образование:  Ханты-Мансийский район, посёлок Бобровский
Текст работы:  Любите Югру

Холода с октября и до мая,
Ветер северный дует в лицо,
Но Югра мне всегда дорогая -
Отчий дом и родное крыльцо.

Не сменю я её на Канары,
На любой привлекательный край,
Здесь тайги вековые урманы,
И вокруг не придуманный рай.

Рай, где мошки кусают до боли,
Комары, пауты и жара.
Здесь не встретишь цветущих магнолий,
Здесь короткого лета пора.

Но за эту святую невзрачность,
За суровую правду земли,
За небес голубую прозрачность
Наши предки Югру берегли.

Берегли и любили природу,
И мы так же обязаны жить,
И Творцу, и потомкам в угоду
Мы Югрою должны дорожить. Читать далее

Фотопроект "Я ХАНТЫ!" в соцсетях


Возраст:  29
Муниципальное образование:  Полноват
Текст работы: 
Читать далее

Четыре времени года в Новоаганске


Возраст:  14
Муниципальное образование:  Нижневартовский район
Текст работы:  1. Зима. Зимний лес. Дата снимка – 19 декабря 2017 года. Лесной массив за пгт. Новоаганск. Автор снимка Школьная Анна Викторовна

2. Весна. Небо купает в воде облака. Дата снимка – 29 мая 2017 года. Старица в окресностях пгт. Новоаганск. Автор снимка Школьная Анна Викторовна

3. Лето. Ветка сирени. Дата снимка – 23 июня 2018 года. Приусадебный участок в пгт. Новоаганск. Автор снимка Школьная Анна Викторовна

4. Осень. Дружная грибная семейка. Дата снимка – 2 сентября 2017 года. Лесной массив за пгт. Новоаганск. Автор снимка Школьная Анна Викторовна Читать далее

Югра - богатая земля


Возраст:  7
Муниципальное образование:  Луговской (Ханты-Мансийский район) Читать далее

Сказки югорских гербов


Возраст:  12
Муниципальное образование:  г. Нягань
Текст работы:  С древних времен каждый ханты и манси знал мифы, легенды о происхождении своего рода, селения, речки. Они считались священными. У каждого поселения, стойбища был свой тотемный покровитель, который оберегал и помогал людям. Эта традиция – выбор покровителя, сохранилась и сегодня. На гербах наших Югорских городов священные животные, рыбы, птицы и при въезде в любой город можно увидеть «визитную карточку» – городской герб и покровителя, изображенного на нем.

Большинство сказок ханты и манси посвящено животным, птицам, рыбам и деревьям, которые наделяются человеческими качествами, помогают людям, учат жить в гармонии с природой, поэтому

Идея моего мультипликационного цикла – основываясь на легендах и мифах северных народов сделать серию мультфильмов о «покровителях» наших городов, изображенных на гербах городов Югры.

Например, одним из самых известных у ханты и манси является культ медведя. Он был развит практически у всех коренных народов Сибири. Изображение этого животного есть на гербах Лянтора, Когалыма, Нефтеюганска и Югорска. У северных народов медведь - это не только лесной зверь, но и возвышенное существо, он имел божественное происхождение и когда-то был человеком. Медведю приписывалась способность охранять человека от болезней, разрешать споры между людьми, подгонять лося к самострелу. Я бы за основу мультфильма взял хантыйскую сказку «Маченкат», которая учит закону тайги: кто другом в гости придёт, всегда хорошо встречай! На дружбе — мир держится. Именно благодаря дружбе, взаимовыручке и помощи друг другу, людям, которые приехали покорять русский Север удалость не только выжить на нашей суровой земле, но и построить красивые города, дороги, обжить нашу Югру.

Еще один почитаемый зверь – лось - Символ Белоярского. Олицетворение достатка и благополучия. Как и медведь, он приравнивался к человеку. О них нельзя было говорить плохо. Ему приписывалось небесное происхождение и понимание человеческой речи. Мне очень нравится легенда о временах, когда на нашем северном небе появились созвездия, которые ханты называют «Большой лось» и «Маленький лось». Думаю, что детям было бы интересно узнать, что по легенде, в наказание за непослушание людей – не охотиться на оленей, создал Бог шестиногого лося, догнать которого не мог даже младший сын Бога. С тех пор на небе видны следы подволок, которые люди называют «Млечный путь». А люди, как только поняли свою ошибку и перестали резать оленей, стали жить лучше, забыли что такое бедность, ведь у них стало много оленей, на которых они ездили, люди стали сытыми и одетыми.

Мифическими стали и некоторые птицы. Ханты до сих пор совершают празднества, семейные обряды для некоторых из них. На гербе моего родного города Нягани изображен глухарь - символ мудрости, достатка, процветания, благополучия. Эта же птица на гербах Радужного и Югорска и Пыть-Яха. Оказывается, одна из душ человека у хантов имеет вид птицы, и она может покинуть тело во время сна. Кто знает, какие опасности подстерегают ее, во время ночного путешествие. Именно фигурки глухаря ставили в изголовье детских кроваток, чтобы эта мудрая птица оберегала малышей. О ее мудрости рассказывает и хантыйская легенда «Почему у глухаря глаза красные». Я думаю, что именно такие сказки могут наглядно познакомить ребят с нашим красивым и богатым краем.

Особое отношение у ханты манси к пушным зверям: лисице, кунице, росомахе, выдре, бобру, соболю, зайцу. Например, об черной с серебряным концом хвоста лисице – символе Сургута есть очень поучительная сказка «Почему у горностая кончик хвоста черный» или еще сказка - «Нелн ай ланки» («Жадная белочка»). Белка - символ Лангепаса. В ней рассказывается о том, как белочка решила поживиться за чужой счет. Но живот её не выдержал и лопнул. Пришлось родственникам срочно его зашивать. Жадность - грех, а грех наказуем. На их примере раскрываются человеческие качества – добро, взаимовыручка, порицается хитрость, жадность и неблагодарность. Основная мысль сказок проста: на земле не должно быть места страданиям и бедности, зло и обман должны быть наказаны.

На гербе Нижневартовска есть изображения рыб - это еще один огромный пласт легенд и сказаний, теперь уже о жителях водного мира. Так как у хантов основным традиционным промыслом является рыболовство - к рыбе относились с благоговением. В этом блоке можно сделать мультфильм по мансийской сказке «Пяташное озеро», которая рассказывает о жадности и ее последствиях, или по этиологическому рассказу «Летучий зверь – налим» о превращении некогда огромного летающего по небу и плавающего по морю зверя в обыкновенную рыбу – налима. Наказание ему было дано за то, что он съел низового самоеда, ханта-дровосека, старца - попа. В подтверждение этой легенды в голове рыбы можно найти косточки, похожие на полозья нарт, топор, рукавицы и крест. По одной из легенд, налим был создан и «подсунут» людям духом Хынь ики. Разглядев в песчаном иле чуждое творение, отец Торум плюнул, и от его плевка у налима появилась печень, а сама рыба стала считаться священной.

Цветы, деревья, травы… У северных народов все это – живая природа, в гармонии с которой должен жить человек. Изображение ели, кедра есть на гербах многих югорских городов, поэтому в этом разделе можно показать мультфильмы с «ожившими» елочкой, березой, кедром. Например, незабываемая легенда о лиственнице расскажет не только о свойствах дерева и о том, что все мы должны защищать свой дом, свой край, свою Родину.

Сказки ханты и манси - это душа народа, в них очень трогательные и понятные наблюдения за жизнью, природой, стремление лучше узнать окружающий мир. Северные народы считают, что от доброго отношения к природе зависят их здоровье и материнство, благополучие. Мне очень нравится такое отношение к природе. Почти все детские сказки хантов и манси поучительны: не ленись, будь внимателен, учись жить на примере других людей и зверей. Окружающий мир будет враждебен тебе, если ты лжив и глуп. Если же ты добр и умён, он поможет тебе. Я считаю, что по мотивам этого богатого национального наследия можно сделать замечательные мультфильмы. Читать далее

Рисунок (Яна)


Возраст:  13
Муниципальное образование:  Излучинск (Нижневартовский район) Читать далее

Ода об истории Земли Сибирской


Возраст:  87
Муниципальное образование:  г. Нижневартовск
Текст работы:  На этом месте дикий заповедник
Я помню из истории Руси.
Здесь бродили бурые медведи,
А в речках мелкие плескались караси.
Здесь лежат следы от ссыльных разных
И Долгоруковых и Меньшиковых клан.
Казак Ермак и Стенька Разин
Герой злодейства грозный атаман.
Пожарский с Мининым сражались,
Освобождая землю от врага.
Потом народу русскому досталось
Вгрызаться в недра, строить города.
Формировалось всех народов братство.
Здесь строили запруды рыбаки,
А главное сибирское богатство
Освоили простые мужики.
Фарман Курбан-Оглы- геолог Самотлора
Сумел такие залежи найти.
Он первый выдал нефть из Мегиона,
Что вырвалась фонтаном из земли.
Я помню, как ещё в шестидесятых
Я плавала по голубым волнам
С комфортом, теплоход «Алябьев»
Нас проводил по Обским берегам.
Теперь наш край могучий и красивый,
Свои дела нам стоит показать.
Здесь люди все богаты и счастливы
Талантов им не надо занимать.
Сейчас сады и дачи основали
Среди болот и зелени полей.
Они трудом достойным доказали
И честь, и верность Родине своей.
Мы любим все Югорскую природу
И ею мы по - своему горды.
Поём мы славу русскому народу
И достигаем новой высоты. Читать далее

Стихотворение в прозе про Сургут


Возраст:  62
Муниципальное образование:  г. Сургут
Текст работы:  А Я ИДУ, ШАГАЮ ПО СУРГУТУ

А я иду, шагаю по Сургуту...
А навстречу и в едином потоке со мною спеша, и не спеша, идёте вы, сургутяне. Цокает модными каблучками девушка, степенный старик шагает полный достоинства. И одуванчиков десант, заброшенный к нам летом, приветствует нас.

Я иду, шагаю по Сургуту...
И сердце наполняется радостью и гордостью за мой город, за людей, которые здесь живут. О, мой юный и одновременно древний город! Город рабочих, город студентов.
Какие мы все здесь разные: братец славянин говорун украинец трудится бок о бок с не менее говорливым азербайджанцем. Татарин, молдаванин и казах – всех пригрел мой ласковый город.

Я иду, шагаю по Сургуту…
Жилые дома сургутян добротные, и их все больше затейливых и неповторимых; конторы важные. И купола храмов ласкают мой взгляд. А вот щетинится сваями новая стройка. Руку скорой помощи протягивает подорожник, растущий вдоль тротуара; беляночка - славяночка ромашка, а, поди ж ты, зазывает, словно цыганка, погадать, о том, что любит (любит!) милый, - убедиться.

Я иду, шагаю по Сургуту...
Ты, мой милый город, возник среди болот и тайги. С небольшого остяцкого поселения ты начинался. И мы должны помнить это. Здесь по-прежнему ввечеру хозяйка-гагара облетает свои владения, и нежно и грациозно олень на своих рогах по утрам ввысь поднимает солнце, а на ночь нежно и бережно уносит, опускает его за горизонт. Сургут, как встарь, обрамлен бисером ягод брусники, словно хантыйки-мастерицы затейливым узором расшили лесные поляны. И этот брусничный узор своеобразный оберег нам здесь, в городе, живущим.

Я иду, шагаю по Сургуту...
Ты как город начинался трудами романтиков, энтузиастов, чудаков. Людьми сильными, людьми смелыми ты построен. Жили и трудились они здесь в захолустье, тонули в непролазной грязи, кормили комаров; любили, растили детей. И ножками этих детей прокладывались, протаптывались новые тропинки. А сегодня здесь широкие улицы, тротуары мощеные. И сегодня выросли эти дети. И растут дети этих детей. Это их город, им здесь жить и преумножать славу своих отцов.

Я иду, шагаю по Сургуту...
А где-то там, за городом, насосы-качалки, словно стайки диковинных сказочных птиц, кивают вам и мне из таежной сини.
А вдоль городских дорог дичится дикий клевер. И рядом, гордо восседая на клумбе, как на мягкой перине, горожанка-неженка петунья направляет на вас и меня свой рупор. Бархатцы, словно дети, вышедшие на прогулку, хвалятся своими бархатными палевыми шапочками. Ах, и впрямь хороши!

А я иду, шагаю по Сургуту... Читать далее

Сказка о рыбе сургутской


Возраст:  10
Муниципальное образование:  город Сургут
Текст работы:  Читать далее

5 произведений про Югру


Возраст:  40
Муниципальное образование:  Югорск
Текст работы: 
Читать далее

Хантыйские мадонны


Возраст:  13
Муниципальное образование:  Новоаганск Читать далее

Ожерелье Югорского края


Возраст:  43
Муниципальное образование:  г.Нижневартовск
Текст работы:  Серия мультипликационных фильмов «Ожерелье Югорского края»

Суть идеи в том, что если есть Золотое Кольцо России, то по его подобию можно создать Ожерелье Югорского края, нанизывая на него как жемчужины, города Ханты-Мансийского округа-Югра.
Цель проекта - создание Ожерелья Югорского края, знакомящего с историей, культурой и архитектурой городов ХМАО. Путешествие по городам Югры.

Каждый мультфильм может начинаться с серии проблемных вопросов, побуждающих посмотреть его до конца и найти на них ответы.
Например, вопросы могут такими:
- А вы знаете откуда начала расти Земля?
- В каком городе на центральной улице можно встретить белку или бурундука?
- Где нашли скелет трогонтериевого слона, предшественника мамонта?
- Где встречается зеленый гранат, и «растут» «Волосы Вероники»?
- Как играть на музыкальном инструменте, представляющим собой связку мощных медвежьих когтей?
Мы знаем, что в состав округа входят различные города: г.Когалым, г.Лангепас, г.Мегион, г.Нефтеюганск, г.Нижневартовск, г.Нягань, г.Покачи, г.Пыть-Ях, г.Радужный, г.Сургут, г.Урай, г.Ханты-Мансийск, г.Югорск.
Предлагаю создать мультфильм-путешествие по каждому городу, в котором показать его основные исторические и памятные места.

Ниже приведены примеры содержания нескольких мультфильмов о городах Югры.

Ханты-Мансийск:
Музей под открытым небом «Торум Маа»
Природный парк «Самаровский чугас»
Центр народных промыслов и ремесел
Галерея – мастерская художника Г.С.Райшева
Театр обско-угорских народов
Музей геологии, нефти и газа
Государственный музей природы и человека
Картинная галерея Государственного фонда поколений
Дом – музей народного художника СССР А.Игошева
Памятник первооткрывателям Сибири

Сургут:
Государственный заповедник «Юганский»
Археологический памятник «Барсова гора»
Сургутский краеведческий музей
Сургутский художественный музей
Купеческая усадьба Клепикова
Историко – культурный центр «Старый Сургут»
Школа -музей просветителя Аркадия Знаменского
Дом ремесел
Центр культуры коренных народов Севера
Художественная мастерская ханты

Нижневартовск:
Музей истории русского быта под открытым небом
Музей современного искусства
Парк-музей под открытым небом п.Варьеган
Аганский этнографический музей-театр
Краеведческий музей Музей-библиотека д.Вата
Музейный комплекс им. Т.Д.Шуваева
Музей «Махи сир Оуэн ях» р.п. Новоаганск
Музей-мастерская «Вертэ кат» с.Корлики

Белоярский:
Природный парк “Нумто”
Государственный зоологический заказник “Сорумский»
Историко-краеведческий музей
Городище Амня
Этнографический музей под открытым небом в пос. Казым

Березово:
Березовский историко-краеведческий музей Дом купцов Добровольских
Этнографический музей под открытым небом “Найотыр Маа”
Берёзовский краеведческий музей
Выставочный зал
Дом -мастерскую художника Митрофана Тебетева
Этнографический парк–музей "Найтор-ма"

Этот список можно продолжить…. Читать далее

Рисунок (Дарья)


Возраст:  5
Муниципальное образование:  Сургут Читать далее